?

Log in

-Господа трясущиеся за свои задницы (и за попы своих богатеньких откормленных сынков) американцы и прочие пиндосы, да будет вам известно – столь ужасавший вас Советский Союз создали вы, пытаясь разделить Россию на части после того, как руками устроенной вами же революции избавились от мешавших вам и вашим планам по мировому господству Романовых. Всё что вы знаете про историю России, да и историю вообще – ложь, но это удобная вам ложь в которой вам комфортно. Это ваши историки писали про убийство Иваном Грозным своего сына, купившись на это наши историки стали повторять за вашими, даже художники картины рисовали «как это было», а потом могилу вскрыли – никаких следов на черепе не обнаружили, зато на лицо отравление ртутью, ещё один «подарок из-за моря».

Я сегодня проснулась в этой вашей Казани, а света нет. Сижу под одеялко с нетбуком и перебойно работающей флешечкой и мечтаю о пиздеце всемирном. С 21 12 2012 вас всех, ня!

Alyssa On The Bus

Ката, их история.

Значение названий ката. Kaтa Южного происхождения


По словам Сосая Оямы, так как некоторые названия
ката взяты от известных Окинавских воинов, или относятся к истории древнего
Китая, они мало что значат для нас сегодня. Хотя, возможно, имена должны быть
обновлены, нужно думать и о сохранении традиций. Сохранение традиций, однако,
теряет свой смысл, когда значение традиций так непонятно, что совершенно
теряется, и нет уместной причины для ее использования.


Ката Санчин (Sanchin)


Санчин - "Три битвы". Имеет различные толкования,
например: координация стойки, дыхания и движений руками, или унификация
(объединение) тела, ума и духа. Сосай Ояма также говорит о координации между
умом, духом и техникой.

У Сосая Оямы есть три принципа, важных для
овладения ката:

1. темп техники
2. точки силового нажима
3. контроль дыхания
  Они также могут считаться тремя точками
координации в Санчин. Это ката привез в Окинаву из Китая Канрю Хиганна. На этом
ката основывали свое учение школы Наха-те. Также считается, что Санчин исходит
еще со времен Бадхидхармы и монастыря Шаолинь.


Ката Тэнсе (Tensho)


Теншо - "Поворачивающиеся ладони, изменяющиеся
руки". Это ката создал Чоюн Мияги как дополнение к Санчин. Мияги разработал
Теншо после глубокого изучения китайского ката Роккишу. Сосай Ояма говорил, что
это самое обязательное из всех продвинутых ката каратэ.


Ката Гекусай Дай и Гекусай Се

Gekusai Dai and Gekusai Sho


Гекусай Шо - "Завоевывай и занимай - младший"
Гекусай Дай - "Завоевывай и занимай - старший".
Может также обозначать:"бери приступом крепость". Ката Гекусай были созданы
Мияги в 1940 году с целью обучения сильных и мощных движений. Нет особых причин
для использования ярлыков “старший” и “младший” в противовес “один” и “два”.


Ката Сайфа (Saifa)


 Сайфа (Сайха) - "Максимальное разрушение". Это
ката также создал Мияги (Chojun Miyagi). Название поддерживает чувство выражения
максимально потенциала через телесный инструмент, а также pешимости и силы духа
бусидо, сокpушающих любые пpегpады.


Ката Сейчин (Seienchin)


Сейчин - Двусмысленно в значении. Часто
переводится как "Шторм внутри спокойствия". Дословно обозначает "атакуй мятежное
поселение", или "Подави отступления", в зависимости от того, в каких китайских
знаках используется. Название указывает необходимость превзойти слабости духа и
подавить любое желание сдаться при встрече жизненных испытаний. Нужно “подавить
отступающее сердце”.


Ката Гарю (Garyu)


 Гарю - "Опирающийся дракон". В философии слово
Гарю относится к великому человеку, который остается в неизвестности. Это ката
было создано Сосаем Оямой. Гарю было его псевдонимом в его ранней деятельности в
каратэ. Истинный каратист развивает в себе дух смиренности, и, как опирающийся
дракон, имеет силу, но выбирает - не выпускать ее.


Ката Сейпай (Seipai)


Сейпай - "Восемнадцать рук". Это было одно из
самых продвинутых ката в школах Наха-те. хотя то ката, которое известно в
Киокушин, так отличается от версии Годзю, что может вообще рассматриваться как
отдельное ката.

Значение названий ката. Ката северного влияния.





Тайкиоку - Первопричина - Великий предел.
Тайкиоку ката были созданы Гичином Фунакоши. Сосай Ояма описывает ката Тайкиоку
как основу всех ката, познание которому нужно научиться, прежде чем обучаться
идти по тропе каратэ. Знаки в Китайском языке читаются T
ai
Ch
i.

Ката Пинан (Pinan)



Пинан Хейаню - "Спокойный ум, спокойная
безопасность." Продолжение Пинана Хейан ("Мирный ум, мирная безопасность." Пять
ката Пинан были созданы Анко Итосу (инструктором Фунакоши) в 1905 году, как
упрощенные версии продвинутых китайских форм (включая канку), для того чтобы
обучать детей. Преданная тренировка каратэ-до принесет спокойный дух и
умиротворенность уверенного сердца.


Ката Янцу (Yantsu)



Янцу -  Говорят, это имя китайского военного
атташе в Окинаве в 19 веке. Иногда оно также переводится как "Обеспечить
чистоту", указывая на то, что каждый должен ежедневно напрягать все усилия в
битве жизни, с целью преодолеть слабости и остаться чистым в сердце.


Цукино Ката (Tsuki No Kata)



 Цукино Ката - Ката ударов кулаком. Это ката учит
соблюдать и направлять силу удара в любом направлении и различным оружием.


Ката Сушихо (Sushiho)



 Сусихо - "Пятьдесят четыре ступни." Это ката
было одним из двух самых продвинутых в школах Шури-те. Кроме того, что,
вероятно, существует цифровая связь между названием и числом движений в
первоначальной форме, число 54 также связано с Буддисткой философией.



Ката Канку (Kanku)



Канку - "Узри небеса", "посмотри на небо".
Первоначально это ката называлось "Кушанку". Как говорят, это - звание,
присвоенное китайскому военному атташе в Окинаве. Исторический Кушанку (Гуан
Кю), который связан с введением ката Канку, пришел в Окинаву в 1756 году. Он был
экспертом по рукопашному бою и продемонстрировал свои способности, пребывая в
Окинаве. Считается, что ката Канку до сих пор сохраняет много элементов первых
выступлений Кушанку. Именно это ката выбрал Фунакоши для выполнения на первой
общественной демонстрации каратэ-до в Японии, в 1922 году. Канку - это высшее
ката в Киокушин. Когда руки выполняющего соединяются в открытой позиции, он
смотрит на небеса через руки и размышляет о значимости доблести для человека и о
бесконечности небес. Пока небо и земля находятся в их астрономическом пути, все
будет хорошо Солнце вновь поднимется завтра и с ним придет новая надежда, каким
бы тяжелым не казался сегодняшний день.


Ката Кекусинкай находят свои истоки в двух
течениях учения каратэ: системы годзю-рю Чоюна Мияги (1988-1953) и системы
Шотокан Гичина Фунакоши (1868-1958), человека, который ввел каратэ в Японию из
Окинавы в 1922 г.. Гичин Фунакоши и Кенва Мабуни (1889-1952), основатель сильной
системы шито-рю, тренировались вместе под руководством Окинавских учителей
Язуцуне Азато (1827-1906) и Анко Итосу (1839-1915). Итосу изобрел ката Пинан,
которую Фунакоши позднее слегка изменил. Мабуни также тренировался под
руководством учителя Канрио Хигаонна (1853-1915). Чоюн Мияги начал учиться под
руководством Хиоганна в возрасте 14 лет, после того как его представил Рюко
Аракаки, высокоуважаемый эксперт, с которым Мияги учился с возраста 11 лет.
Стиль Годзю-Рю - это член Шорей-рю, группы школ Наха-те, находящейся в основном
под влиянием южных стилей китайского кемпо. Хигаонна начал изучать Кемпо в
возрасте 16 лет. В 22 года он поехал в город Фучоу, столицу провинции Фукиен в
Южном Китае. Там он жил 15 лет, обучаясь у учителя Кемпо Южного Шаолиня,
известного под именем Доруко (рю Рюко). Стиль Кемпо Дорюко основывался на формах
пяти животных Шаолинь. Эти формы были первоначально разработаны с учетом их
терапевтической ценности врачом династии трех королевств (250-265 до н.э.) Ван
То. Основываясь на его изучении движений медведя, обезьяны, оленя, цыпленка и
тигра, концепции Ван То оказали огромное влияние на большинство боевых искусств,
которые вышли из Китая того времени.


Южный Китай, где учился Хигаанно, был в основном
областью рек и рисовых полей. Основные виды деятельности: гребля, рыболовство,
культивация риса, т.е. занятия, способствующие развитию сильной верхней части
тела. Битвы часто проходили на мягкой и сельской земле, поэтому главным было
удержание баланса и сплоченности. Дистанция боя (Ма-ай) была маленькой. Отсюда,
искусство боя имело тенденцию концентрироваться скорее на стабильности, чем
мобильности, с тугими, сильными движениями руками, развивающимися вдоль линии
Теории Круга и Точки Гичин Фунакоши (1868-1958), отец современного ката и
инструктор Маc Оямы с 1938 по 1945 г.. Ката были часто довольно спокойны и
величественны, техники сосредоточены на руках и плечах, с движениями в сильной,
устойчивой стойке. Серьезно были также рассмотрены различные методы дыхания.
Теншо ката - это хороший пример ката, на которое повлиял южный стиль кемпо. Это
ката было создано Чоюном Мияги как дополнение Уин (мягкий, внутренний) к ката
Уанг (Уо твердый, внешний) Санчин, которое было привезено из Китае его учителем
Хигаонна. Теория круга и Точки, как считается, была создана Чанг Санг-Фенгам,
мастером боевых искусств периода Сунг (906-1279). После периода тренировок в
горах, подобных тренировкам Мас Оямы, во время которых он близко наблюдал
движения обезьян, журавлей и змей, Чанг разработал школу Вутанг (названного так
по названию горы, на которой он тренировался). Влияние концепции этой системы
было огромно, и как и пять форм животных Ван То, она оказала влияние на многие
великие искусства, которые возникли позднее, такие как Тай Ч”и Ч
уан,
Такуа и Хзинт-и.


В отличии от ката школы Наха-те, испытавших южное
влияние, стиль шотокан имел сильные корни в Шорин-рю, системах Шури-Те (из
области Шури в Окинаве), на которые повлиял главным образом северный стиль кемпо.
Огромные открытые пространства равнин Северного Китая способствовали такому
стилю жизни, при котором развивались сильные бедра и ноги. Люди были охотниками,
земля была сухой, и передвигались либо пешком, либо на лошади.


Ката северного стиля обладали движениями широкого
размаха с больших количеством техник прыжков. Дистанция боя (Ма-ай) между
противниками была достаточно большой. Блоки и удары были прямолинейными и
казались жесткими, по сравнению с южными стилями. Все же они были сильными,
когда выполнялись умело. Ката Цуки-но - это типичный пример ката северного
влияния.


Важно отметить, что Наха-те, Шури-те и Томари-то,
три стиля каратэ Окинава, развивались в областях, очень близких друг к другу, и
поэтому имеют больше общего, чем различий. Внешне, техники различались широко,
но, это, кажется было вызвано только подчеркиванием разных аспектов одних и тех
же общих принципов каратэ, которые разделяли все три стиля. Первоначально, ката
принадлежали той или иной школе, но со временем, их разделяли многие школы,
причем название ката обычно отличались.


В ранние годы, Мас Ояма имел возможность
тренироваться с мастерами и Южного и Северного течений, как в Японии так и в
Корее. Поэтому Киокушин-рю - это уникальное слияние обеих школ, что и
демонстрируется в многообразии прекрасных и сильных ката.


Каратист Киокушин-рю свободно дерется и на малой,
и на большой дистанции. Удары руками исключительно сильны, и он равно искусен в
близких захватах руками и в тугих, круговых блоках. В ката Киокушин можно найти
вечную и живую связь с мастером каратэ прошлого, и через эти ката продолжаются
традиции классического искусства каратэ.


В соответствии с источником влияния, ката
Киокушин могут быть сгруппированы следующим образом:


- Наха-те - самое сильное южное влияние: Санчин,
Теншо, Гексай Шо, Гекусай Дай, Сайха, Сайчин, Гарю, Сэйпай


- Шури-те - самое сильное северное влияние:
Цукино Ката, Канку (Кусянку), Сусихо (Усейши, Тоюшихо).


Все эти ката, кроме Янцу и Гарю, можно найти в
той или иной форме в других основных стилях каратэ (Янцу и Гарю в некоторых
случаях находят в стилях, которые являются ответвлениями Киокушин). Гарю, ката с
сильным южным влиянием, было разработано Мас Оямой. Янцу - это ката, которое
часто находят (с различными вариациями) во многих школах китайского Кемпо. В
прошлом ката было больше, главным образом ката из Шотокана, но они были
сокращены.


По отношению к многочисленным ката, которые
перестали использоваться в Киокушин, Сосай утверждал, что техники ката Киокушин
должны моделировать действительный бой, и ката, которые не имеют такого чистого
практического применения, были отклонены. В индивидуальных тренировках каждый
должен искать эти применения техник ката. Еще до сравнительно недавнего времени,
требования к экзамену на 5-й дан Киокушин в Японии включали ката Хангецу (Сейсан
в Годзю-рю), это ката происхождения Шири-те, Название Хангецу означает “пол
луны” или “полумесяц” и выводится из многих полукругов описываемых руками или
ступнями в ката. Ката Найханчин (Текки) также практиковались в додже Ояма .
Найканчин - это прекрасные ката, включающие красивые и очень практические важные
для защиты движения. Хотя оно больше не стоит в программе, обе школы, и шотокан
и Годзю, все еще практикуют ката Найканчин. Интересно отметить, что ката Шотокан
(северного влияния), перенятые Мас Оямой для Киокушин, созданы главным образом
для новичков; более продвинутые ката Кекусин пришли главным образом из
источников Южного влияния.


 1. Занимаясь развитием каратэ в Японии, Фунакоши
столкнулся с задачей обучения людей, которые были совершенно не знакомы с
основами искусства. В эру, когда кумитэ дзю (свободный слить) не практиковалось,
было необходимо разработать или применить ката, которые были просты в
выполнении, но хорошо служили, для передачи основ каратэ. Таким образом,
Фунакоши создал ката Тайкиоку, и применил другие, такие как Пинан, из-за их
соответствия цели. Ката Пинаны были созданы Итосу в 1905 году с целью облегчения
обучения детей, с которыми он занимался в общественной школе в Окинаве с 1901
года.


  2. Тот факт, что Мас Ояма выбрал главным
образом ката Годзю-рю, в качестве продвинутых ката в Киокушин, говорит о том,
что скорее всего он считал Южно-китайские теории двух рук и Круга и Точки, как
имеющие первостепенную важность в его каратэ. Хотя большинство своих знаний
концепций Китайского боевого искусства Сосай Мас Ояма получил в Китае и Корее,
эти знания были усилены теориями Гою, которые он изучал под руководством учителя
Со Ней Чу. Многие продвинутые техники Киокушин были взяты Сосаем Оямой из его
раннего изучения Южных Китайских боевых искусств.


Ученические
степени

Мастерские
степени


-9
кю

 -Сэнсэй

-8
кю

 -1
дан

-7
кю

 -2
дан

-6
кю

 -3
дан

-5
кю

 -4
дан

-4
кю

 -4
дан

-3
кю

 -5-7
дан

-2
кю

 -8-10
дан

-1
кю


    В каждых видах единоборствах есть свои пояса и
их степени .На этом рисунке изображены пояса
Джиу-джитсу.

В Джиу-джитсу степени поясов бывают двух типов. Ученические
и мастерские.

После каждого успешно сданного экзамена,
выдаётся документ-сертификат,подтверждающий,
что тот или человек имеет
степень указанную на сертификате.


Для начала кратко об истории традиционного джиу-джитсу.


Термин “дзю-дзюцу” (джиу-джитсу) появился в
Японии в XVI веке как общее название всех видов рукопашного боя без
оружия и с так называемым “подручным” оружием. Он состоит из двух слов.
Слово “дзю” означает “мягкий, гибкий, податливый, уступчивый”, а “дзюцу”
переводится как “техника, способ”. Итак, джиу-джитсу— это “мягкая, или
податливая техника”. Речь идет не об обмене нежными ласками. Приемы
джиу-джитсу могут показаться какими угодно, только не мягкими или
нежными.Понятие мягкости следует понимать таким образом, что мастер
уступает натиску противника до тех пор, пока тот не окажется в ловушке, и
тогда обращает действия врага против него самого. Разъясняя главный
принцип джиу-джитсу: “податься, чтобы победить”, наставники прибегают к
выражениям вроде того, что “ветка под грузом снега сгибается до тех пор,
пока не сбросит его” и что “гибкая ива распрямляется после бури, а
могучий дуб лежит поверженным”.

Элитарность Джиу-джитсу


Характерной
особенностью Джиу-джитсу на протяжение более чем 300 лет было то, что
его культивировали исключительно семейные школы самурайского
происхождения. Простолюдинам категорически запрещалось изучать это
искусство. Согласно традиции, в обучении четко выделялись три фазы, или
этапа. Первая фаза - прием ученика в школу (рю). Для этого надо было
заручиться чьей-то рекомендацией и выдержать серию различных испытаний,
проверявших физические, психические и моральные качества вновь
поступающего. Вторая фаза, длившаяся несколько лет, это тщательное
изучение базовой техники. Надо было изо дня в день, по много часов
подряд, отрабатывать одни и те же приемы, стандартные связки движений и
т.п. и только в том случае, если ученик проявлял способности выше
средних и, к тому же, доказывал делом свою преданность учителю, тот его
посвящал в тайны школы (их называли "окудэн" - "глубокие приемы").Такая
система имела рациональное зерно, поэтому до сегодняшнего дня
практикуется в некоторых традиционных школах. Суть ее в том, что
упражняющиеся должны привыкнуть к терпеливой и продолжительной работе
над приемами, что, по мнению азиатов, является ключом к последующим
более сложным приемам. Надежда на то, что в один прекрасный день можно
будет узнать секретные приемы, является хорошей мотивацией.
В 1868
году в Японии произошла буржуазная революция Мэйдзи, и у самураев
отобрали их привилегии. Например, уже нельзя было свободно разгуливать
по улицам с мечом. Многие мастера в это время покинули родину, разнося
технику Джиу-джитсу по всему миру. Конечно, эмигранты или беглецы были и
раньше, это они дали начало многим боевым искусствам по всему миру, но
эта волна "1868" была особенно внушительной. Эмигранты оживили пламя
техники, и еще более обогатили арсенал приемов самозащиты во многих
странах.


Из
статей "Что такое Джиу-джитсу? Предшественники Джиу-джитсу",
"Бразильское Джиу-джитсу. Элитарность Джиу-джитсу", СОЮЗ - Израильский
портал БИ, журнал о единоборствах и самообороне V8mag



История зарождения бразильского джиу-джитсу

Бразильское Джиу-джитсу или Джиу-джитсу Грейси - боевое искусство,
созданное и разработанное семьёй Грейси в Бразилии. Карлос Грейси
обучился Джиу-джитсу у Японского дзюдоиста по имени Митсуё Маеда,
который эмигрировал в Бразилию в начале ХХ века. Корни этого искусства
лежат в довоенном Кодокан Дзюдо, западной борьбе и собственном боевом
опыте Маеды.

Мастер Митсуё Маеда (Конде Кома)


Большой
вклад в развитие Соврменного Джиу-джитсу сделал мастер Джиу-джитсу и
Косен Дзюдо - Митсуё Маеда. Маеда родился в Японии в префектуре Амори в
1878 году. В 18 лет он приехал в Токио и начал изучать Дзюдо.
После
путешествия в Америку с одним из его инструкторов, Тсунеджиро Томита,
Маеда начал преподавать в Принстонском Университете. Он хотел
преподавать в Нью-Йорке, так же как и в Японии, но его американские
студенты не принимали японского стиля обучения и не задерживались у него
надолго. Маеда был близок к тому, что бы участвовать в соревнованиях за
деньги с местными япон

цами. У Маеды не было успеха как у преподавателя Дзюдо, поэтому он
участвовал в соревнованиях, что являлось нарушением правил Кодокана,
запрещавшего членам школы принимать участие в поединках с
представителями других школ. Он прининял вызов борьбы против Дзюдо с
Нью-Йоркским борцом по прозвищу "Мясник" и победил его. Это состязание
стало началом его карьеры как профессионального борца.
Митсуё Маеда
брал наиболее простые и эффективные методы Кодокан Дзюдо и применял их
против представителей бокса и борьбы. Он достаточно хорошо изучил бокс и
борьбу, что бы видеть, в чем сильные и слабые стороны данных видов
единоборств. Например, он понял, что боксёры беспомощны при работе в
партере, т.е. при работе на земле. И поэтому он сконцентрировался на
опрокидываниях и техниках работы в партере.
Маеда путешествовал,
обучался на основе своего собственного опыта и медленно разрабатывал
свою собственную уникальную технику Дзюдо. В 1914 Митсуё Маеда,
прозванный Каунт Кома, что значит Граф Битвы, приехал в Бразилию. В
качестве благодарности за помощь, оказанную ему видным бразильским
политиком по имени Гастао Грейси, Кома вызвался обучить искусству
Джиу-джитсу сына Гастао - Карлсона.
Карлсон Грейси (рожд. 1901) -
старший из пяти братьев. Имена других: Освальдо, Гастао, Джордж и Хелио
(1913). Карлсон начал заниматься у Маеды, когда ему было 19 лет. Позже,
Карлсон обучил Джиу-джитсу остальных своих братьев.
В то время в
Бразилии не было другой техники боя кроме бокса и капоэйры. Только
Джиу-джитсу обладало борцовской техникой ведения боя на земле. Карлсон и
его братья сделали имя своей семьи знаменитым, сражаясь в
многочисленных поединках - как на улице, так и в показательных боях.
Первую
академию Джиу-джитсу Карлсон Грейси открыл в городе Белем в 1925 году. И
также как и Маеда, борцы из академии Джиу-джитсу Грейси начали вызывать
на бой другие школы. Самым знаменитым из братьев стал самый младший -
Хелио. Он побеждал всех своих противников и вскоре стал сильнейшим
бойцом ( прим.: Хелио потерпел только два поражения: японцу Кимуре и
Вальдемару Сантане, своему собственному ученику в поздние годы).

Хелио Грейси - великий боец и основатель Бразильского Джиу-Джитсу


Хелио
Грейси впервые вышел на ринг в возрасте 17 лет во Фронтао против
боксёра по имени Антонио Португал. Хелио победил его за 30 секунд. Он
также победил японского дзюдоиста Намики в 1932 году. Это был в его
карьере поединок Джиу-джитсу против Дзюдо и первый раз, когда он на бой
вышел в дзюдоистском кимоно. Хелио Грейси не только стал чемпионом, но и
развил Джиту-джитсу в тот стиль, который стал известен как Бразильское
Джиу-Джитсу.
Из-за своего маленького веса и отсутсвия физической силы
Хелио приходилось подбирать себе только такую технику, которая бы
позволяла ему полагаться не на мощь мышц, а на рычаги. Его любимыми
словами всегда были знаменитые слова Архимеда: "Дайте мне рычаг и я
переверну Землю". Именно благодаря этому принципу Бразильское
Джиу-Джитсу позволяет более слабому и лёгкому человеку одерживать верх
над сильным и тяжёлым противником. Хелио рассказывал, что он иногда не
мог выбраться из определённых позиций и удержаний, в которые загоняли
его братья, и поэтому был вынужден изобретать собственные новые приёмы
для того, чтобы с ними справляться.
Все мужчины семьи Грейси, потомки
шотландских иммигрантов в Бразилии, владеют боевым искусством
Джиу-джитсу и защищают семейный "Вызов Грейси" - приглашение любому
желающему сразиться с ними. Они готовы доказать любому превосходство
своего стиля. Два знаменитых сына Хелио - Хойс и Риксон помогли
популяризовать Джиу-Джитсу Грейси (Бразильское Джиу-Джитсу) в США,
Японии и по всему миру, одерживая победы в чемпионатах по Боям Без
Правил. В настоящее время сильнейшим бойцом семьи Грейси считается
Риксон.


Психологическая устойчивость в бою, сила духа – наиважнейшие условия победы. Если от страха у вас дрожат руки и ноги, в голове сумятица и одна паническая мысль цепляется за другую – нет сомнений, что вы проиграете своему противнику. Даже если у вас сильная техника и вы сто раз подтягиваетесь на перекладине – все это превратится в ничто, если вами овладел страх. По сути, психологическая устойчивость (сила духа) – это самый главный и самый важный прием рукопашника.

Но как освободиться от страха? Ведь страх – это биологическое чувство, которое предупреждает человека об опасности, своеобразный сигнал организму. И нет на земле человека, который бы не испытывал страх, когда его жизни что-то или кто-то угрожает.

Чувство страха испытывает и спецназовец «Альфы» при захвате террориста, и простой школьник, дерущийся на дискотеке. Страх – это нормальное чувство, но только в том случае, если человек научился управлять им. Если же страх не контролируется, он переходит в панику. А паника в бою ведет к поражению и смерти.

Наши предки говорили: «В бою нет ни отца, ни матери». Что это означает? При столкновении с врагом некогда думать о прошлом и будущем, а тем более жалеть себя. Нужно действовать собранно, полностью сконцентрировавшись на поединке. Вы как бы входите в состояние транса, когда тело и мысль собраны воедино для решительного действия, которое приведет вас к победе.

Вы спросите, как добиться такого состояния, когда человек владеет собой настолько, что действует в бою спонтанно?

Каждый народ вырабатывал свои методы борьбы со страхом. Вспомните, в русских былинах богатыри всегда выбирали дорогу, где «убитым быть», но тем не менее выходили из передряги победителями. При этом они настраивали свою психику разными заклинаниями, помогающими победить страх. Например, «была не была» или же «двум смертям не бывать, а одной не миновать». Современный психолог сказал бы, что это не что иное, как формулы самовнушения – суггестия.

Итак, самовнушение – один из путей преодоления страха смерти. Но поскольку каждый человек – индивидуальность, то вы должны выработать свою формулу преодоления.

От страха не следует бежать, а нужно честно признаться самому себе, что ты испытываешь страх. Иными словами, нужно заглянуть в глаза страху, и тогда это «липкое чудовище» отступит. В любом случае победа над страхом достигается логикой, а не эмоциями.

Еще одним из путей преодоления страха является вера в Бога. Скандинавские викинги не ведали страха, удивляя своих противников проявлением массового героизма. Викинги верили в бога Одина и в лучшую загробную жизнь.

Молитва и вера помогали и помогают нашим воинам бороться с врагом, побеждая страх смерти. Как говорят на Руси, нет ничего более святого, чем отдать жизнь «за други своя».

Вера в Бога как высшую силу должна быть непоколебимой. Как говорится в Библии: «Ты будешь любить твоего Господа всем своим сердцем, и всей своей душой, и всем своим умом...» При такой вере страх смерти отступает, потому что там, где Бог, – там нет страха. Это подчеркивали многие мыслители древности.

Побороть страх смерти помогают также ненависть к врагу и уверенность в том, что твоя борьба праведная. Вспомните героизм русских витязей в Куликовской битве, в Бородинском сражении... А позднее – героизм наших воинов в годы Великой Отечественной войны. Одна Сталинградская битва чего стоит! Воины бросались под гусеницы танков со связкой гранат... Враг нападал на нашу Родину и находил свою погибель. И как предупреждение недругам звучат слова Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет...» Русские воины всегда умели сражаться за независимость своей Родины.

Известно, что загнанный в угол человек, когда у него нет выхода, дерется с двойной энергией. В этом случае жажда жизни помогает побороть страх. Из истории известно, что древние китайцы особенно яростно сражались, оказавшись в так называемой «местности смерти». То есть в критической ситуации, когда шансов на спасение почти не оставалось.

Японским самураям победить страх помогало презрение к смерти. С детства будущему воину внушалось, что самурай должен быть готов ко встрече со смертью в любой момент, что к смерти нужно готовиться, что смерть на поле боя почетна и благородна. Самурай каждое утро тщательно умывался и надевал чистую одежду, чтобы в случае гибели враг не потешался над его неряшливостью.

Здесь налицо целый комплекс борьбы со страхом: самовнушение, производимое в течение всей жизни, воинские упражнения и, наконец, воинский ритуал.

Для преодоления страха использовались и используются различные наркотические вещества и алкоголь. Например, скандинавские берксерки принимали перед боем специально изготовленную настойку из мухоморов. На Руси хорошо известны «сто грамм для храбрости».

Однако нужно предупредить, что такие «допинговые» накачки в бою при столкновении с коварным, хорошо обученным противником часто стоят жизни, так как современный бой требует отменной реакции, сообразительности, – кто кого перехитрит, введет в. заблуждение, заставит ошибиться. Наркотики же и алкоголь притупляют не только чувства, но и двигательные реакции, способствуют снижению умственной активности при восприятии происходящего. Всем этим неминуемо воспользуется враг. Так что такой способ преодоления страха в спецподразделениях никогда не используется.

Итак, можно сказать, что наиболее действенными способами преодоления страха смерти являются самовнушение, вера в Бога и каждодневные напряженные тренировки, позволяющие в значительной степени освободиться от страха.

Знаменитый японский мастер меча Котода Яхэй писал в своем трактате: «Какими бы ни были обстоятельства, сохрани достоинство, подготовься к борьбе правильно, будь хладнокровен, не давай вывести себя из равновесия.

Неприятеля можно подчинить себе, не выполняя ни единого движения, – в этом сила. Видимая мягкость достоинства скрывает тысячи возможностей».

Борьба между противниками начинается не тогда, когда они бросились друг на друга и сцепились в смертельной схватке, а тогда, когда их глаза встретились перед боем. Колеблющийся взгляд говорит о том, что противник боится, и ваша решительная атака приведет к победе. И наоборот, непроницаемый, хладнокровный взгляд, когда вы смотрите на противника как бы сквозь него, говорит о вашей непоколебимой решимости.

Такой взгляд зачастую лишает противника уверенности в себе. Это и имел в виду японский мастер, когда говорил: «Неприятеля можно подчинить себе, не выполняя ни единого движения».

Кроме того, когда вы смотрите в глаза противника и как бы сквозь него, вы видите его целиком. Это очень важно, так как позволяет вам действовать спонтанно и быстро, разрушая атаку противника и переходя в контратаку.

Так что взгляд нужно тренировать в учебных схватках, добиваясь того, чтобы ни одно движение соперника не ускользало от вас и не являлось неожиданным.

Кроме того, полезно еще такое упражнение: выбрать объект наблюдения (любой), скажем, птицу, сидящую на ветке, и наблюдать за этой птицей, но так, чтобы видеть окружающие предметы, деревья, дома и т. д.

Sep. 16th, 2011

Правила поведения в условиях автономного существования







Существует несколько простейших правил, которые следует соблюдать, отправляясь в зимнее путешествие.
Если вы до конца не уверены в своих силах, сомневаетесь в качестве
снаряжения или в погоде на ближайшие дни, лучше отложите поход на более
поздний срок.


Нельзя отправляться в рискованное
путешествие, не научившись в самых неблагоприятных условиях разводить
костер, собственноручно не соорудив несколько «учебных» снежных убежищ,
не переночевав в них. Ну и, само собой, категорически недопустимо
отправляться на «штурм полярных высот», не проверив себя в двух–трех
более легких путешествиях.


В палатки, одежду, снаряжение, которые
предстоит брать с собой, должен быть конструктивно заложен двукратный
запас «на холод». Предполагая встретить на маршруте десятиградусные
морозы, необходимо готовиться к двадцатиградусным. Здесь лучше ошибиться
в большую сторону.


Палатки, топливо, продукты питания и
другие жизненно важные предметы снаряжения следует равномерно
распределить между членами всей группы. Крайне опасно переносить в одном
рюкзаке две–три палатки или весь запас продовольствия. Случайная его
утрата может поставить группу в критическое положение.


Теплое белье, спальные мешки относятся к
личному имуществу, их надлежит переносить каждому в своем рюкзаке, не
передавая друг другу.


Каждый участник группы должен иметь при
себе небольшой аварийный набор, куда входят: спички усиленного горения
(«охотничьи», «ветрозащитные» и т. п.), обрезок свечи или другого
горючего материала, небольшой кусок полиэтиленовой пленки, некоторое
количество продуктов питания, в приполярных районах – облегченная пила–ножовка
или длинный нож. Причем если крупногабаритные предметы допустимо
переносить в рюкзаке, но в таком месте, откуда их при необходимости
можно быстро извлечь, то спички и свечу надо всегда иметь при себе,
например, вшить во внутренний карман штормовки.


Во время путешествия необходимо
постоянно помнить и неукоснительно соблюдать правила прохождения трудных
участков, организации бивака. Нельзя без крайней необходимости изменять
свои первоначальные решения, категорически недопустимо надеяться на
авось!


Также недопустимо разделение группы на
две или несколько самостоятельных подгрупп. Примеры, когда разделение
группы оправдывало себя, единичны. В подавляющем большинстве случаев это
лишь усугубляло тяжесть положения.


Во время путешествия следите за
изменениями в погоде, прослушивая метеорологические сводки или наблюдая
окружающую природу. Узнайте у местного населения признаки приближения
ненастья.


Не следует считать, что люди замерзают
лишь «где–то там» – на далеком Севере или на горных пиках. Ничего
подобного, немалое число жертв собирают именно пригородные леса и даже
парки. Сама по себе близость дома не гарантирует безопасности. Холод
везде одинаково беспощаден. Минус тридцать – везде минус тридцать!
Поэтому нельзя пренебрегать лишней одеждой и отворачиваться от
предложенных бутербродов или термоса с горячим чаем.


Нельзя прокладывать новые дороги,
срезать углы, пытаясь сократить путь, надо помнить: прямая дорога не
всегда самая короткая. Если люди проложили лыжню, значит, на то имеются
свои основания.


Нельзя путешествовать по лесу в
сумерках. Необходимо быть готовыми к тому, что погода ухудшится, а лыжню
занесет. Поэтому надо «привязывать» свой маршрут к «вечным» ориентирам –
скалам, одиночным деревьям, завалам, скоплениям камней и т. п.


Нельзя ходить в одиночку. То, что город
находится в одном–двух километрах, не спасает человека, сломавшего ногу
или потерявшего сознание в результате сердечного приступа. Необходимо
возвращаться сразу же, как только человек почувствовал себя плохо или
очень устал.


В холодную погоду, особенно при сильном
ветре, необходимо постоянно контролировать свое состояние, не допуская
общего или местного переохлаждения. Надо растирать открытые участки
кожи, подверженные прямому воздействию низких температур и ветра, и
согревать замерзшие конечности всеми доступными способами – растиранием,
обогревом на теле, широкими махами и т. п.


Подробнее http://survinat.ru/2010/09/pravila-povedeniya-v-usloviyax-avtonomnogo-sushhestvovaniya/#ixzz1Y8itQG32
– Как ты не можешь понять, что никогда с ним не будешь?! – раздраженно
воскликнула блондинка. Сакура пыталась сдержать слезы, но у нее это
плохо получалось. Раз в неделю она приходила к Ино и рассказывала ей о
равнодушии Саске. Хотя, кому, как не Ино, знать о характере Учихи.

– Сколько можно об одном и том же? Ты прекрасно знаешь, что какой бы
жертвенный поступок ни совершила, он все равно его не заметит. Да и
нужен ли тебе этот эгоист? Ты его и настоящего-то не знаешь... –
договорила девушка и вздохнула. Она уже не раз читала подобные лекции,
но все возвращалось на круги своя. Любящее сердце, что поделаешь...

– Но... если я буду проводить с ним больше времени... – всхлипывая,
начала Сакура, но Ино нахмурилась и прижала указательный палец к губам
Сакуры, заставив замолчать. – Хватит об этом. Я тебе уже тысячу раз
говорила одно и то же, поэтому, если не хочешь ко мне прислушиваться,
просто успокойся.

Девушка поднялась со стула и заварила чай. Сакура в это время пыталась
успокоиться, судя по тому, что шмыгания носом стали реже. Ино вернулась
на место и поставила две чашки горячего чая. Ее подруга уже не плакала,
но глаза все еще были красными и опухшими от продолжительных страданий.
Говорить не хотелось, и подруги думали каждая о своем, или ни о чем не
думали вовсе. Спустя полчаса молчаливого чаепития Сакура начала
собираться домой.

– Спасибо, ты мне всегда так помогаешь... Даже когда ругаешься на меня, – усмехнулась она.

– Куда я от тебя денусь! – улыбнулась Ино.

"Действительно, никуда." – подумала она.

Сакура обулась и, помахав рукой, вышла. Подождав немного, Ино тоже вышла
на улицу. Теплая летняя ночь накрыла ее своим звездным покрывалом, а
воздух был буквально пропитан тишиной. "Сакура... В последнее время я
чувствую острую необходимость в наших встречах. Я знаю, что неприятности
у тебя, а не у меня, но мне кажется, что я нуждаюсь в наших посиделках
даже больше, чем ты. Ты и сама не понимаешь, как сильно изменилась,
какой неповторимой стала. Но почему-то ты не видишь этого...А я вижу. Мы
были друзьями, были врагами, теперь вот снова друзья. Но ты всегда
должна была так или иначе присутствовать в моей жизни. А действительно
ли ты мне только подруга теперь?" – подумала девушка и смутилась. Этот
вопрос посещал ее не первый день, но отвечать на него было слишком
страшно. Когда речь идет о женской дружбе, так трудно уловить грань
между дружбой и любовью...





– Ну, как ты? – со скучающим видом задала Ино свой вечный вопрос. Не то,
чтобы ей было неинтересно состояние подруги, просто она уже знала
ответ: "Все так же плохо..." и потом: "Он меня игнорирует..."

– Все так же плохо...Он меня игнорирует... – эхом отозвалась Сакура на мысли девушки.

– А что-нибудь новенькое? – блондинка скорчила жалостливую гримасу. – Ей-богу, хоть перефразируй.

– Зачем для старой темы придумывать новые слова? – усмехнулась девушка.

– Может быть, и не нужно, – хмыкнула Ино и как-то неопределенно пожала
плечами. – Ты все в той же степени испытываешь к нему чувства?

– Знаешь... Я уже не уверена. Вроде он мне все еще нужен, но если бы
меня захватило какое-то новое чувство, я бы смогла забыть о нем. –
серьезно прокомментировала состояние своей души Сакура.

– Значит, тебе нужно новое чувство? – вопросительно вскинула брови собеседница.

– Да. Но я не знаю, где его искать... – ответила Сакура и погрустнела.

– Может, оно у тебя совсем рядом, просто ты привыкла смотреть на свою
жизнь только с одной стороны и не видишь скрытого за гранями? –
вырвалось у Ино. "Боже, что я несу... – слушая бьющую в висках кровь,
думала она. – Но...Вдруг... Вдруг она меня поймет и почувствует то же
самое?"

– Я не знаю...Не совсем понимаю, что ты имеешь ввиду... – растерялась Сакура и замолкла.

"Сейчас или никогда!" – мелькнула у Ино отчаянная мысль, заставляющая
метаться в страхе все естество. Она уже поняла, какие чувства вызывает у
нее сидящая напротив, прислонившись к стене, зеленоглазая девушка. Ино
ее любит, любит больше всех на свете. Ино подошла к Сакуре, присела на
корточки перед ней и взяла ее за руку. Руки ее возлюбленной были
горячими, в отличие от ледяных рук нервничающей Ино.

– Понимаешь... – сжимая руку Сакуры, начала Ино, – я имела в виду себя. Я
люблю тебя. – срывающимся шепотом призналась она. Смотреть в лицо
подруге было страшно. Пришло чувство опустошения – как раз в тот момент,
когда не знаешь, что тебе ответят.

"Тот, кто хочет знать, что такое пустота, должен признаться в любви
тому, кого больше всего любит" – подумала Ино и подняля взгляд на
возлюбленную.

– Ино... Я не уверена, но, мне кажется, я тоже тебя люблю, – стеснительно улыбаясь, отреагировала Сакура.





"Эта ночь, в которую ты должна была, как обычно, уйти, ты со мной.
Пускай мы обе не уверены сейчас в том, что испытываем, но сейчас мы
вместе и ничего больше не важно..." – сумбурно мелькали мысли в голове.
Волнительно, страшно. Но я не могу больше сдерживать себя и позволяю
своему безумию проявиться. Запах твой бархатной кожи, блеск любимых
глаз, наши горячие тела, спутанные волосы, неистовый коктейль безумия
наших чувств. Ты обнимаешь меня, а я ласкаю тебя так нежно, как только
умею. Провожу пальцами по груди, обвожу ореолы сосков, ловлю губами твой
стон. Целую запястья, прикусываю кожу на шее, и ты начинаешь
действовать в ответ, лаская мое тело, спускаясь руками на бедра. Я целую
тебя в губы, ты отвечаешь мне, и, кажется, кровь движется по венам в
такт движениям наших языков. Ласкаю твой живот, опускаюсь ниже, нарушая
последнюю преграду в нашей близости. Так горячо, влажно... Все чувства
обострены до предела. Ускоряю движения в тебе и во мне, срываю маски.
Есть только ты, я и наше неуверенное безумие, вырвавшееся наружу.
Эйфория доходит до предела, ты громко стонешь, и я тоже не могу сдержать
свой стон. Все ощущения взорвались, и мы, шумно пытаясь восстановить
дыхание, вступаем в новый мир. Наш с тобой мир, Сакура.

– Мне кажется, я люблю тебя, Ино, – пугаясь и своих слов, и своей нерешительности, произнесла девушка.

– Ну, раз кажется... – нахмурилась блондинка, а потом просияла, –
значит, будет устранять ненужные сомнения! – улыбнулась она и накрыла
губы удивленной, но довольной любимой.
«

Величие, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении русского народа

»
— Ломоносов М. В., русский учёный-естествоиспытатель.

«

Россия — для русских и по-русски

»
— Александр III, государь император

«

Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить

»
— Менделеев Д. И., русский химик, член Союза Русского Народа

«

Я готов написать на своём знамени — Россия для Русских и по-русски, и поднять это знамя как можно выше

»
— Скобелев М. Д., русский генерал, герой русско-турецкой войны

«

Мы призваны творить своё и по-своему, русское по-русски

»
— Ильин И. А., русский философ

«

Мы русские и потому победим

»
— Суворов А. В., великий русский полководец

«

Народ, не имеющий национального самосознания — есть навоз, на котором произрастают другие народы

»
Столыпин П. А., государственный деятель

«

Хозяин России есть один лишь Русский, так есть и всегда должно быть

»
— Достоевский Ф. М., русский писатель

«


Тот, кто говорит «Россия для русских» — просто придурки или провокаторы.

»
— В. В. Путин



Жизнь в Зеленой долине была так же нетороплива и неспешна, как течение
песка в высохших морях. Дни, похожие один на другой, просачивались
сквозь пальцы, едва слышно звенели и оборачивались полуденным маревом,
сменяли друг друга, как золотые плоды, безжалостно срываемые каждое утро
и послушно вырастающие прямо из хрустальных стен.



Сначала Пао развлекали металлические книги, певшие героические истории
и лирические романы, но шли месяцы, и нежные мелодии стали похожи одна
на другую, превратившись в навязчивое жужжание. Пао улыбнулась и заперла
библиотеку, лишь изредка забредая туда, чтобы стирать пыль
с замолчавших металлических иероглифов.



Иногда она наугад брала с полки флакон, брызгала и без особого интереса
наблюдала, как небесно-голубая, пронзительно-желтая или
неприметно-коричневая жидкость окутывала ее шею легким маревом,
превращаясь в шарф. Впрочем, до поездок в город так и не доходило: Пао
просто выходила гулять на берег высохшего моря и позволяла ветру сорвать
в шеи легкую ткань, закружить в танце и унести прочь от хозяйки.



Возможно, — лениво предполагала она, продолжая прогулку под палящим
солнцем, — где-то там, у Голубых гор, ее шарфы пестрым ковром укрыли все
дно какого-нибудь глубокого ущелья. Спешите видеть: Кладбище шарфиков
Пао, новая достопримечательность Тирра.



Пао беззвучно смеялась и отпускала на волю очередной невесомый шарф,
на этот раз умиротворенно-сиреневый. А потом вспоминала, что уже неделю
не поливала цветы во всем доме. Они поворачивали к ней свои головы
и словно стучали листьями по прутьям клеток, напоминая о себе, умоляя
дать хоть немного влаги, а она просто проходила мимо, увлеченная
попытками найти отличие сегодняшнего дня от вчерашнего. Пао виновато
хмурилась, разворачивалась и почти бежала домой, обещая себе, что больше
такое не повторится.



А ночами, укутавшись в теплое одеяло, она снова выходила на берег
мертвого моря, присаживалась и смотрела вверх: на холодный танец двух
лун, которым никогда не коснуться друг друга, на живое,
на переливающееся светом и изредка подергивающееся рябью звездное море
у нее над головой. Но холод брал свое, и Пао возвращалась под теплую
защиту стен и проваливалась в тягучий, как патока, сон без сновидений.



Иногда к ней ненадолго заходила подруга, но в последнее время эти визиты
больше не приносили радости. Илла замкнулась, грустила и тихо вздыхала,
прерывая беседу на полуслове. Пао знала: это как-то связано
с мистером К, суровым и замкнутым мужем подруги. Впрочем, расспрашивать
она не решалась: если уж даже о цветах заботиться не получается, что
говорить об Илле.



А потом все изменилось.



Полуденную тишину разорвал звук, который почти не услышать здесь,
в Зеленой долине — выстрел. Сердитое жужжание быстрых пчел, секундная
пауза, и еще один выстрел.



— Не ходи, — протикали ей часы. — Там может быть опасно.



— Воды, — беззвучно разевали желтые рты цветы в клетках, — ты не кормишь нас третий день.



— На волю, — бесновались огненные птицы, которые уже много месяцев
не возили по воздуху ее повозку, — отпусти на волю нас, не себя.



Пао не слушала. Повинуясь привычке, на миг задержалась в прихожей
и брызнула жидкостью из флакона, и вот уже ярко-оранжевый шарф, так
не подходивший к медным волосам, обвил ее голову.



Конечно, она опоздала. Пао знала, что так будет, но все равно упрямо
продиралась сквозь полуденный зной, всматривалась, выискивала,
выслеживала. А когда нашла, ахнула: удивительно, как можно было
не заметить эту штуку сразу. Серебристый стройный конус высотой почти
с ее дом, величаво возвышавшийся среди песков.



И распростертые вокруг него тела.



Сначала Пао решила, что их сморил сон или подкараулила жара, но потом
сопоставила неестественные позы фигур и услышанные недавно выстрелы
и тихонько вздохнула. Переборов то ли страх, то ли лень, подошла
поближе. Движимая любопытством, наклонилась и вгляделась в безмятежные
лица. И чуть слышно выдохнула: они были слишком необычными, чтобы
называться красивыми.



Тот мужчина, что лежал ближе к ракете, был неестественно высок
и темноволос. Глаза его, отражавшие безучастное небо, были такого же
ярко-голубого оттенка. У второго светлые волосы росли не только
на голове, но и на щеках и подбородке, как у туров, в изобилии
водившихся в горах.



От неестественно-серебристого блеска ракеты болели глаза, и Пао,
удовлетворив любопытство, отвернулась и собралась было вернуться домой,
как вдруг услышала стон. Тихий, больше похожий на дуновение вечернего
ветерка, он доносился из ракеты.



— Кто там? — спросила Пао, готовая в любой миг сорваться с места и убежать.



— Помогите, — раздался несмелый голос.



Пао замерла на месте, не уверенная, что делать. Но все решили за нее:
в раскрытом люке ракеты показалась фигурка и неловко вывалилась прямо
в песок.



Девушка мелко заморгала, а потом посмотрела на Пао, и та поняла, что
пропала. Невозможные глаза цвета сока, которым винные деревья раз в год
наполняют каналы, просили, умоляли, кричали о помощи.



— Воды, — прошептала девушка и на миг потеряла сознание.



Так дело не пойдет, — озабоченно подумала Пао. — Пусть она не так
высока, как мертвый темноволосый мужчина, дотащить ее до дома все равно
не выйдет. Просто не хватит сил.



Она не замечала, что время больше не течет, словно песок на дне моря,
а мчится, как стая подгоняемых хозяевами огненных птиц. Пао было
не до того: она пыталась привести незнакомку в чувство.



Переборов страх, подошла и опустилась на колени, неловко подобрав подол
платья. Осторожно дотронулась до щеки девушки, легонько провела по ней —
никакой реакции. Осмелев, затормошила за плечо, попыталась приподнять
с земли, устроить поудобнее. Веки дрогнули, и на Пао снова уставились
умоляющие зеленые глаза.



— Воды, — повторила девушка.



— Вставай, — начала Пао, от волнения не думая, что говорит, не выбирая
слов. — Надо дойти до дома, там вода, много воды. Тут нет, только море
и песок. Идти недалеко.



— Ты понимаешь меня? Говоришь по-английски?



— Я думаю, ты думаешь, мы понимаем друг друга, — пожала плечами Пао, помогая незнакомке подняться с земли.



— Это Марс?



— Это Зеленая долина, одно из самых спокойных мест на Тирре. А меня зовут Пао.



— Прошу прощения за невежливость, — неправдоподобно светлые, цвета
облаков, щеки девушки окрасил румянец. — Я Кристен Блекмор. Я с Земли,
третьей планеты от Солнца.



Пао снова пожала плечами: ученые давно установили, что на Земле, как
ее назвала эта Кристен, не может зародиться жизнь: воздух там
неподходящий для дыхания. Но сейчас не время было вести научные беседы
и диспуты. Поддерживая спутницу, которая оказалась на добрую голову
выше, Пао неторопливо зашагала к дому. Песок мешал, пытался схватить
за щиколотки и задержать, и впервые это не приносило обычной
насмешливо-равнодушной радости. Время перестало душить ее, сковывать,
окутывать скукой. Оно обрело направление, нетерпеливой стрелой указывало
на дом, где так необходимая ее спутнице вода тоненькими ручейками
струилась прямо из хрустальных колонн. Они с временем торопили друг
друга, мчались наперегонки.



Позже, удобно расположившись в кресле и наблюдая за гостьей, которая,
словно не в силах оторваться, снова и снова погружала ладони
в прохладную воду, Пао впервые задумалась о том, не привела ли она
в свой дом беду. Жалящие пчелы не вылетают из ружей по собственному
желанию: кто-то должен жать на курок. Кто-то, кто убил спутников
Кристен. Кто-то, кто может придти за ней сюда.



Наверное, стоило бы запрячь в повозку огненных птиц и как можно быстрее
домчать незнакомку в город. В правлении наверняка есть служба, которая
займется этим делом. Но мысли, словно сопротивляясь тому пути,
по которому их заставляли двигаться, дрожали и упрямо сворачивали
в сторону. И Пао неожиданно замечала, что волосы у Кристен цветом похожи
на лучи полуденного солнца, что они не лежат густой копной,
а извиваются кольцами и змеями. Она словно наяву видела, как совсем
скоро покраснеет и потемнеет пока еще ослепительно-белая кожа, как
тонкие юркие пальцы вплетутся в ее медные локоны, как потрескавшиеся
розовые губы встретятся с ее губами.



Пао представляла, как будет неторопливо ласкать это гибкое тело,
поцелуями раскрашивать кожу красным там, куда не успело добраться
солнце, бормотать на ухо бессвязные нежности, хоть для понимания
им и не нужны слова. Она видела, как отчаянно будет биться синеватая
жилка на шее Кристен, как огненными полумесяцами распустятся на ее коже
следы от ногтей. Она предвкушала, как дни напролет будет проводить
в спальне, а однажды, быть может, покажет Кристен изменчивое звездное
море.



Она четко понимала, что не запряжет огненных птиц в повозку, не отпустит
гостью на волю. Да, у Пао не получалось вовремя кормить цветы
в клетках, магнитной пылью выметать из дома сор или помогать Илле,
но ведь Кристен — это совсем другое дело, правда?

Tags:

седзе-ай CARCIPHONA[artist] Shilin


Мы сидим в холодной квартире у обогревателя. Отопление отключили за неуплату. На перекидном календаре 22 января. Чай на табуретке у дивана давно остыл. За окном каждый вечер снег. Тихий, спокойный, медленно заметающий побеги моих чувств. Ты уставилась на часы. 23:48. Мне пора идти домой, меня там ждут, а ты...
А ты сидишь и смотришь на часы, будто бы одна в холодной квартире у обогревателя.

А что, если я скажу: «Хочешь, я останусь?»
А ты ответишь: «Да».

Я останусь с тобой, ведь я же вижу, как ты не хочешь быть одна. Я останусь чисто из-за жалости. К тому же на улице так холодно. А ты рада тому, что я здесь. Мы смеёмся, говорим о чем-то, и ты, кажется, счастлива.

А что, если я скажу: «Хочешь, я останусь?»
А ты ответишь: «Как хочешь».

Безразличным голосом, который я так ненавижу. Но я останусь. Так не хочется идти домой, где так душно и тесно. Я останусь с Принцессой Безразличия. Будем смотреть фильмы всю ночь и смеяться, а утром разбежимся кто куда. Главное, что не было скучно.

А что, если я скажу: «Хочешь, я останусь?»
А ты ответишь: «Нет».

Что-то кольнет в груди. Я обуюсь, накину куртку. Так не хочется на этот холод. Ты проводишь меня до двери, уставшая, будто замученная моим присутствием. Сухое «пока», и вот я уже на улице, а снег идет. На рукав уютно умостились снежинки, волосы покрылись инеем, губы обветрились, пальцы замерзли, а я все не иду домой. Дома ждут родители, я их очень люблю. Но мне бы сейчас — ту холодную квартиру и остывший чай на табуретке.

А что, если я скажу: «Хочешь, я останусь?»
А ты ответишь: «Как хочешь».

А я хочу, хочу остаться, но благодарю за гостеприимство и завязываю шарф. Ты стоишь, облокотившись о косяк, провожаешь меня отчего-то печальным взглядом. Может быть, ты хочешь, чтобы я осталась, но по какой-то причине не говоришь об этом. Прощание. Я иду домой — туда, где ждут, а идти не хочется. По скользкому асфальту, вдоль дороги, мимо светящихся неоновым светом ларьков во дворах. А снег идет. О чем ты сейчас думаешь? А ты тоже смотришь на снег, на неоновое свечение во дворе с высоты восьмого этажа из холодной квартиры, где отключили отопление за неуплату. И плачешь, потому что я ушла, но я не узнаю об этом.

Вырываюсь из дымки мыслей. Интересно, сколько времени мы сидели вот так, в полной тишине. 00:07. Выдыхаю, губы как-то сами шевелятся.

— Хочешь, я останусь?

В ответ ни слова. Только скрип дивана, тень, закрывшая мне свет, мягкие волосы у щеки, нежный поцелуй вместо ответа. И тепла обогревателя обоим давно стало мало. Я остаюсь.


Суд запретил участнику Anonymous выходить в онлайн под настоящим именем


Британский суд озадачил публику очередным странным решением. Сейчас там рассматривается дело четырёх молодых парней, которых подозревают в причастности к Anonymous (они были арестованы в декабре 2010 г. и январе 2011 г.). Сразу после ареста их выпустили под залог при условии запрета на общение в IRC. Однако, обвиняемые отнеслись к делу несерьёзно и продолжали общаться в интернете, используя в том числе твиттер и видеочат. Поэтому прокурор обратился к суду с просьбой ужесточить условия залога и закрыть также доступ в Twitter и TinyChat на том основании, что «Anonymous сохраняет статус действующей организации».

Суд выслушал сторону обвинения, но согласился с доводами адвокатов и признал такие требования чрезмерными. В итоге решено, что обвиняемые могут и дальше выходить в интернет, но не имеют права использовать свои старые никнеймы, под которыми известны в Сети.

Забавный нюанс состоит в том, что один из четырёх обвиняемых 20-летний Питер Дэвид-Гибсон всегда общался в онлайне под ником Peter. Получается, теперь суд запретил ему делать это. Парень обязан сохранять приватность, потому что он подозревается в причастности к «Анонимам».

седзе-ай Hellsing[artist] Ghostfire